4 заблуждения: почему дети или подростки молчат про буллинг?

Буллинг (на русский язык это слово можно перевести как хулиганство или травля) — это один из способов нанесения вреда (физического или психологического) и унижения людей, особенно тех, кто в какой-либо мере (реально или в представлении хулигана) меньше, слабее, моложе или в какой-либо степени более уязвим, чем хулиган. Одно из важных свойств буллинга — преднамеренность и повторяемость попыток причинить вред другим людям, которые наделены меньшей властью, способностями и др. Это прочный, ригидный поведенческий паттерн.

Из выше сказанного, то есть из определения понятия «буллинг» следует важное предположение и одновременно вывод: хулиганами, которые занимаются травлей людей, не рождаются; ими становятся. И фундамент для такого деструктивного поведения закладывается в раннем возрасте, примерно в полтора-два года. И главный «строительный материал» такого фундамента — инфантильная агрессия.

Агрессивные побуждения, которые в раннем детском возрасте могут спокойно проявляться и направляться на кого угодно, но по мере взросления и приобретения социальных навыков могут сублимироваться все больше, в случае с хулиганами, занимающимися травлей, не получают должной переработки, не контейнируются родительскими фигурами, или контейнируются и перерабатываются в недостаточной степени. 

Из-за этого дети растут без чувственного и поведенческого опыта, который мог бы способствовать развитию социальных навыков, и способность к «свободной игре», как назвал это явление У. Бион, находится на низком уровне. Такая «игра» наполняется не столько творческим содержимым, сколько агрессивным и деструктивным.

Хулиганы не могут существовать без жертв, причём жертвами буллинга становятся не все подряд, а те, кто каким-либо образом выделяется для хулигана, испытывают чувство неуверенности в себе, слаб в самоутверждении и «излучает» страх ещё задолго до того, как они впервые реально сталкиваются с хулиганом.

Зачастую жертвы буллинга не говорят о своих неприятностях с хулиганами, предпочитая замалчивать факты причинениям им вреда. И это одна из отличительных черт жертв буллинга. Почему так происходит? Почему жертва даже в стрессовой и зачастую опасной для себя ситуации «не подаёт голос»? И что это молчание означает: игнорирование буллинга или толерантность к унижениям со стороны других? И почему наряду с жертвами молчат свидетели деструктивного поведения?

На эти вопросы нет простых ответов. Отчасти дети ничего не говорят из страха — они не хотят быть следующей мишенью хулиганов. Но есть и другие убеждения-заблуждения и психические процессы, которые могут быть причиной закрывать глаза на издевательства.

1 убеждение: «Все остальные нормально относятся к издевательствам, поэтому я буду странным, если не соглашусь с этим порядком вещей».

Результаты многих исследований говорят о том, что дети и подростки склонны переоценивать, насколько комфортно их сверстники переносят плохое поведение в их отношении. Некоторые психологи называют это явление «плюралистическое невежество». Оно базируется на том, что подростки обычно не любят чувствовать себя «странными» или изгоями по сравнению с их сверстниками, поэтому, в частности, мальчики, скорее всего, изменят свое отношение к буллингу в пользу того, что, по их мнению, считают все остальные. Будь то злоупотребление спиртным, беспорядочные сексуальные связи или буллинг, ребенок или подросток в конечном итоге связывается с теми, кто делает то, что никто в действительности не хочет делать.

2 убеждение: «В мои обязанности не входит останавливать издевательства».

Психологи называют это «распределением (распылением) ответственности», когда человек предполагает, что вмешиваться будет кто-то другой. Парадоксально, но результаты исследований говорят о том, что чем больше группа «наблюдателей», свидетелей буллинга, тем менее вероятно, что они будут вмешиваться, чтобы помочь жертве. А ведь вмешательство со стороны свидетелей является одним из ключей к прекращению издевательств.

3 убеждение: «Это не считается за буллинг».

Это один из типичных примеров рационализации, механизма психической защиты. Это то, что человек говорит себе, чтобы оправдать плохое поведение. Зачастую такие «объяснения» буллинга могут формулироваться как: «Я пережил это, так что это не так уж и плохо», «он заслуживает этого, потому что он странный», «то, что он сделал, еще хуже, чем то, что сделал я, так что я совершил не такой и ужасный поступок», или известное «он первый начал», «мы просто шутили».

В беседе с ребенком или подростком можно упомянуть некоторые из этих рационализаций и попросить объяснить, почему они не оправдывают жестокое поведение. По ответу можно понять, насколько критично ребенок или подросток может относиться к буллингу, к своему поведению и действиям сверстников.

4 убеждение: «Это слишком ужасно, чтобы быть правдой».

Это простое отрицание. Тоже защитный механизм, причем в отличие от рационализации отрицание считается в психоанализе примитивным защитным механизмом. Работает он так: мы просто не хотим верить вещам, которые потрясают наши представления о наших детях, нашем сообществе и даже нашем собственном мире. Иначе Эго (сознание) ребенка или подростка может не выдержать поток аффектов и быть «затоплено» интенсивными чувствами. Отчасти поэтому предполагается, что хулиганы - все время плохие дети или подростки. При этом обычно хулиганы, которые занимаются травлей, думают: «Я не могу быть хулиганом!» или «мои друзья никогда этого не сделают!». А родители говорят себе: «Мой ребенок никогда бы не сделал что-то жестокое!». Это тоже работа отрицания.

Но мир устроен не так. Не бывает только плохих все время детей, или только хороших все время. Да, почти все дети иногда делают неправильный выбор (преднамеренно или бессознательно). И в зависимости от силы давления социальных и культурных норм и воспитания, разные дети либо примут решение активно участвовать в буллинге, либо пассивно участвовать в этом (например, просто смеяться над жертвой), либо будут молчать, что свидетельствует о запугивании.

Вместо вывода

«Стереть» ошибки детей или подростков невозможно, а оправдывать их – бесполезно. Можно лишь минимизировать их последствия. Для этого родителям и/или ближайшему окружению стоит, во-первых, дать понять детям или подросткам, что у них есть сила навредить другим, а во-вторых, помочь представить себе, как и что может чувствовать жертва, когда в ее отношении поступают жестоко. 

И в-третьих, что также крайне важно, детям или подросткам необходимо объяснить и дать знать, что они имеют силу и право поступать правильно.

Все это должно проходить «по-детски», то есть коммуникация должна быть «на одном языке» с ребенком или подростком, в понятных для него терминах. Таакая работа должна приводить к переходу в депрессивную позицию, если говорить в терминах М. Кляйн. То есть ребенок или подросток должен испытать чувство вины и желание «исправить» ошибку (репарировать поврежденный объект), принести искренние извинения или обещать себе, что с этого момента он будет делать правильные вещи.

И нет ничего «слабого» или «девчачьего» в сострадании или эмпатии. Забота о других может вдохновлять героизм, альтруизм, щедрость и конструктивную коллективную работу. Требуется истинное мужество, чтобы выступить против буллинга и отказаться от участия в жестокости.



Источник: http://chancefund.ru/post/4-zabluzhdeniya-pochemu-deti-ili-podrostki-molchat-pro-bulling-kolonka-mikhaila-tegina

Возможно, Вам будет интересно:

Ошибки в мотивации ребенка
«Сделай себя сам»: как научить ребенка добиваться поставленных целей?
Конфликт с ребенком
Почему молчит ребенок?
Как приучить ребенка к самостоятельности: советы родителям
Что делать, если ребенок кусается: советы психолога
Активное слушание как лекарство от детских обид
Английский – когда начинать? В школе уже поздно…
Под маской жертвы. Что делать, если ребенок «бьет на жалость»?
Заводить ли ребенку домашнее животное?

Добавить комментарий:

Всего комментариев: 0
Имя *:
Код *:
close