,
person_outline
phone

1 2 3 ... 89 90 »

В детском возрасте мозг активно растет и развивается, а в пубертатном периоде происходят изменения, которые влияют на мышление и поведение. Появляется чрезмерная импульсивность, подросток начинает демонстрировать независимость, часто преходящую в протест. Последней созревает часть мозга, отвечающая за рациональное мышление, самоконтроль, планирование.



Кроме этого на шприц можно приклеить глаза, что привлечет внимание ребенка. Далее стоит говорить от имени шприца: "Можно я тебе сделаю укольчик?". Ребенок должен иметь право выбора, например, скажите: "Выбирай, в какую ручку укольчик сделаем, правую или левую?".



Ребенок может стать невротиком, у него может появиться боязнь темноты, страхи оставаться одному, он не сможет спать один и будет страдать ночными кошмарами. Нервные расстройствами могут осложняться аллергиями, заиканием, энурезом и болями в животе.



Мы, взрослые, думаем, что у детей вообще нет проблем, у них же детство — счастливая пора. Но думать об их психике нужно, как и нужно давать им инструменты для восстановления. Хартштейн поддерживает идею «дней психологической разгрузки», если ваш ребенок демонстрирует такие симптомы: депрессия, перегрузка, фрустрация, изоляция, избегание школы и/или выполнения домашних заданий.



 

Детские психологи условно делят игрушки на те, которые отвечают за энергию действия — это различные конструкторы, пазлы, мячики, кубики, и те, которые отвечают за энергию отношений — куклы и животные. Собирать из конструктора дома, строить зоопарки и мосты малыш может очень долго и увлеченно, но по-настоящему привязан будет только к куклам или зверюшкам, которых одушевляет.



Когда у нас рождаются дети, природа как будто награждает нас пресловутым «шестым чувством»: мы буквально физически ощущаем, если с нашим ребенком происходит что-то не то. Но часто отмахиваемся от интуиции, списывая все на повышенную тревожность или привычку излишне опекать. Как понять, когда все же стоит прислушаться к материнскому чутью?



Важно понимать, что проявление эмпатии — это не поощрение плохого поведения. На прошлой неделе сын вернулся домой в ярости, хлопнул дверью и бросил пальто на пол. «Я не знаю, почему ты злишься. Наверняка у тебя есть на то причина, и я хочу ее услышать, — сказала я. — Но швырять вещи нельзя. Иди и подними пальто». Сын поднял одежду и рассказал, что огорчен из-за ссоры с другом.



Авторитарные родители, которые с детства доносят до ребенка позицию, что только они знают, как правильно, поэтому им нужно подчиняться и нельзя перечить, растят жертву. Маленький человек привыкает к тому, что у него не может быть самостоятельного взгляда на жизнь и права голоса. А во взрослой жизни он продолжает вести себя по такому же сценарию.



Часто дети, которые расстроены или эмоциональны, просто хотят, чтобы кто-то их выслушал. Тем не менее, большинство современных подростков с большей вероятностью скажут нам, чтобы мы отстали, вместо того, чтобы подробно рассказать родителям, что их тревожит.



Игнорирование – намеренное оставление без внимания – при первом приближении не несет очевидного вреда. В своей практике я встречала мнение о том, что лучшим наказанием будет оставить на некоторое время ребенка без своего внимания, чем применить к нему силу или крикнуть на него.